Вопрос удержания детей Светланы Карелиной на территории Финляндии

Именем РФ постановлено, что место жительства несовершеннолетних двойняшек Артема и Сони определено с матерью.

Решение российского суда обязательно для исполнения российскими гражданами, сторонами по делу. Отец двойняшек является гражданином РФ, осведомлен о вступлении решения суда в законную силу, так как именно по его жалобе дело пересматривалось Верховным судом Карелии.

Встает вопрос реального исполнения решения суда, устранения нарушения права матери, которое закреплено законом и подтверждено судом – проживать со своими несовершеннолетними детьми по своему месту жительства.


Как же реально исполнить решение суда, вступившее в законную силу, с учетом имеющихся обстоятельств? Отец детей проживает на территории Финляндии, имея лишь вид на жительство там, дети находятся на территории Финляндии, куда по имеющейся информации были вывезены по туристическим визам. Каковы правовые механизмы защиты прав матери в такой ситуации?

К сожалению, как я полагаю, они очень слабые, и без поддержки российских властей, МИД России, Уполномоченного по правам человека и ребенка, разрешить конфликт будет достаточно сложно.

Так, Между Россией (бывшим СССР) и Финляндской республикой подписан Договор о правовой защите и правовой помощи по гражданским семейным и уголовным делам 1979 года. Но согласно его положениям в объем правовой помощи не входит взаимное признание и исполнение нашими странами решений суда. Исключением является решения по алиментам. Действительно, есть прецеденты признания решений российских судов о взыскании алиментов на территории Финляндии.

Таким образом, существует некий правовой вакуум ввиду отсутствия упомянутого механизма признания и исполнения решений, который был бы одобрен двумя странами.

Мама детей, имея на руках судебный акт, реально им воспользоваться в рамках правового поля не имеет возможности.

Безусловно, подлежит проверке информация о том, действительно ли на территории Финляндии отец предъявил иск о лишении матери родительских прав, или заявил аналогичный иск, что может повлечь принятие судом Финляндии решения, противоречащего решению российского суда.

Сомневаюсь в легитимности такого решения суда Финляндии по делу между российскими гражданами и в отношении несовершеннолетних детей – граждан России.

Но даже если такое решение как-то и состоится, каков механизм его исполнения? Ведь Россия также не признает решений суда Финляндии и не обязана их исполнять.

Соглашусь, что отец детей находится в более выгодном положении в настоящее время. Уверена, что он осведомлен об отсутствии правового механизма исполнения решения российского суда по детям на территории Финляндии. И потому, полагаю, все его действия на территории Финляндии предпринимаются сейчас и будут предприниматься с целью оправдать нахождение детей на территории Финляндии, как-то мотивировать отказ передать детей матери и тем самым исполнить судебный акт РФ.

Ситуация непростая, не получила бы она такой огласки.

Как я полагаю, этот вопрос должен находиться на контроле высокопоставленных должностных лиц. Необходимо, чтобы представители МИД РФ, Уполномоченный по правам человека и ребенка вмешались в разрешение этого вопроса, тем более, если действительно подтвердится, что уполномоченные органы Финляндии каким-либо образом влияют на решение этого вопроса со своей стороны, удерживают детей, не передавая их законному представителю.